$ 55.98 -0.27
59.61 -0.23

Скотланд-Ярд против саратовского управляющего

26 октября 2016, 08:00  |  Общество
Скотланд-Ярд против саратовского управляющего

Полицейские хроники - 20

"СарИнформ" продолжает цикл "Полицейские хроники", посвященный истории правоохранительных органов в регионе. Сегодняшняя статья - о том, как век назад ловили нечистых на руку менеджеров.

Представитель Александровского товарищества сахарных заводов в Саратовской и Самарской губерниях, 37-летний Назар Мореевич Хохлов жил на широкую ногу. Недоучившийся студент Петровской сельскохозяйственной академии, занявший около десяти лет назад неприметную должность управляющего складами, за это время превратился в респектабельного господина. Он приобрел собственный дом на Немецкой улице №29, завел выезд на резиновом ходу, его жена щеголяла многочисленными драгоценностями.

Обыватели шушукались о том, что на денежное содержание в 250 рублей за месяц плюс наградные по итогам года и в праздники так не развернешься. К тому же в договоре управляющего с товариществом было указано, что Хохлов не должен был иметь своего дела. Зубной кабинет его жены, 37-летней Сильвии Константиновны Голд, и ее торговля аптекарскими товарами тоже много не приносили.

Доброжелатели сообщили в Киев, в правление товарищества о внезапно разбогатевшем завскладом и его "сладкой жизни". В этом письме было указано, что Хохлов распоряжается суммами, полученными от реализации сахара, для собственного обогащения. Директор–распорядитель Александровского товарищества сахарных заводов, знаменитый сахарозаводчик Лев Бродский немедленно отправил в Саратов своего ревизора, инженера-химика Минея Холманского. Он провел тщательную проверку и ужаснулся. По документам на складах должен быть остаток сахара, а его не было. Проверили отчеты и нашли недостачу только товара на 267 800 рублей. Всего к рукам "оборотистого" Назара прилипло 422318 рублей, по тем временам - колоссальные деньги).

Хохлов все отрицал. Он сказал, что сахар раздал в кредит под реализацию и деньги вскоре получит. Управляющий назвал несколько десятков торговцев, которым якобы выдавал товар, и показал записи. По ним выходило, что, например, вольский купец Н.Ф. Шведов за один раз приобрел 37 мешков сахарного песка на 899 рублей 70 копеек. Товар ему был отпущен по 5 рублей 20 копеек за пуд. Этот же торговец, если верить записям, приобрел 173 пуда сахара в головках по цене 6 рублей 10 копеек за пуд. Лавочник из Ровного Е.Л. Хахов, как следовало из документов, купил 100 мешков сахарных головок общим весом 497 пудов. Резизор не поленился, проехал по указанным управляющим адресам и выяснил, что никто там сахара не брал. Он установил 17 фиктивных долгов за покупателями, которые на самом деле не были должниками. Кроме того, на складах Холманский обнаружил товар, лично принадлежащий Хохлову. Оказалось, что Хохлов заставлял подчиненных хранить кофе, синьку, перец и другие вещи без оплаты аренды.

Ревизор курьерским поездом помчался в Киев и доложил о хищениях правлению товарищества. Бродский поручил киевскому присяжному поверенному Израилю Кольберину подготовить все документы и передать их следователям. В них Назар Мореевич Хохлов, 49 лет, обвинялся в присвоении и растрате на свои нужды большого количества товара и денег, принадлежащих Александровскому товариществу сахарных заводов.

Дело попало к судебному следователю 1 участка Саратова Павлу Рудневу. На первом допросе Хохлов заявил следователю, что все эти выводы ревизии неправильны и произведены для того, чтобы скомпрометировать его. Он потребовал повторной экспертизы, чтбыо выявить подлинное состояние дел, потому что определенное количества сахара отдано под реализацию. Говорил все это Хохлов убедительно и настойчиво. Следователь и присяжный поверенный решили провести повторную ревизию. Однако для этого необходимо было оплатить ее. Кольбердин решил съездить в Киев, чтобы получить для оплаты деньги у своих доверителей.

Тем временем в гости к Хохлову прибыли трое мужчин – Михаил Гинесен, Александр Пономарев и Иосиф Волкенштейн. Пробыли они в доме Хохловых недолго и уехали. Но после их визита исчез и сам Хохлов.

Предварительное следствие после всех этих событий поручили следователю окружного суда по важным делам коллежскому асессору Анатолию Руцинскому. Он немедля подключил Саратовское сыскное отделение. Начальник отделения Иван Дубровин направил в помощь следователю полицейских надзирателей Алексея Побединского и Иосифа Кизнера. Сыщикам предстояла большая работа.

Прежде всего произвели обыск в доме Хохлова и его конторе. Сильвия во время него закатила скандал следователю и полицейским, а потом упала в обморок. Руцинский вынужден был пригласить доктора для обследования мадам Хохловой. Тот дал заключение о том, что женщина страдает ярко выраженной формой истерии и вреда ее здоровью от таких припадков нет. Обыск дома и конторы результатов не дал – больших ценностей и денег не нашли. Следователь наложил арест на движимое и недвижимое имущество Хохлова.

Сильвия всем своим видом демонстрировала окружающим уязвленное достоинство. Она пошла на телеграф и подала телеграмму в Александровское товарищество сахарных заводов:

"Опозорили, опозорили ради нашей признательности к Вам. Готовы отдать последнее. Закладываем дом, стеклянный склад, другие товары – примерно 70 тысяч. Телеграфом велите ревизору, а иначе будет поздно, заберут другие. Бродский узнает, и вы пожалеете страдающих безвинно".

Видимо, текст телеграммы заранее был согласован с мужем: Хохловы рассчитывали, что Бродский отзовет свой иск, они полюбовно разберутся в возникшей ситуации и Назар Мореевич, где-то отсиживавшийся, вернется в Саратов. Однако директор–распорядитель не пошел на эту уловку.

Сыщики начали искать ударившегося в бега управляющего из Саратова. Они выявили деловые и родственные связи Хохлова, а они у него оказались весьма обширными - вплоть до Одессы и Кишинева. Оказалось, что с самого начала Хохлов подолгу не держал заведующих складами и постоянно менял их. Однако в последнее несколько лет у него задержался некто Александр Шестаков, человек безвольный и беспрекословно выполняющий все указания Хохлова. Он рассказал следователям о том, что Хохлов заставлял его завышать цену товара. В документах при этом указывалась цена, рекомендованная товариществом. Это давало Хохлову приличную сумму. Шестаков также рассказал, что все денежные дела велсам руководитель представительства.

Еще одной заметной личностью в окружении Хохлова оказался 37-летний Моисей Розовский. Он с 1906 года числился на помощником управляющего. Но за три года своей работы от силы месяц просидел в конторе. В остальное время Розовский колесил по всей империи с какими-то поручениями Хохлова. За столь непродолжительное время Розовский сумел купить дом на Большой Кострижной (ныне - улица Сакко и Ванцетти). Он долго отнекивался на допросах, но потом заговорил. Как оказалось, Хохлов выдавал себя за крупного купца, а Розовский выполнял его распоряжения по этой нелегальной деятельности.

Саратовские сыщики обнаружили, что Хохлов держал место на знаменитой Нижегородской ярмарке. Оно было в бакалейно-табачном ряду, рядом с лавкой наследников Белоусовых. Товара там было закуплено на 150 тысяч рублей. "Подпольный купец" открыл дело и в Москве. Контора у него находилась в самом центре - на пересечении улицы Тверской и Охотного ряда. По этому адресу отправился Побединский, но кроме барышни, которая принимала корреспонденцию, никого не застал. Она сказала, что Хохлов давно не появлялся, и поведала о том, что ее забросала письмами немецкая фирма Э. Гильда и Броншейнта из Кенигсберга. Они требовали оплатить два вагона селедки, которую давно отправили в адрес Хохлова. Впрочем, документов о том, куда отправили рыбу, так и не нашли.

Визиты полицейских к родственникам Хохлова в Одессе и Кишиневе ничего не дали. Они все изумленно пожимали плечами и заявляли, что Назара не видели уже тысячу лет. Тем временем в Саратове мадам Хохлова начала упорно проситься к матери в Варшаву, но следователь запретил ей отъезд. Тогда она попросилась к родственникам в Петербург. Это ей разрешили, и женщина, бросив дом в Саратове на прислугу, укатила в столицу. Она остановилась в доме № 1\2 на Новодеревенской набережной. Там содержал кабинет зубного врача 27-летний Петр Розенблат. Его мать оказалась теткой Хохлова по матери.

По просьбе саратовских коллег питерские сыщики внедрили в этот дом своего человека. Удалось узнать, что Хохлова приехала в столицу с четырьмя сундуками, набитыми отрезами шелка, атласа и бархата, а также модными платьями. Мадам Хохлова со смехом рассказывала о том, как ловко провела саратовскую полицию: оказалось, что она зашила в корсеты деньги и драгоценности. Деньги и серебро были переданы доверенным людям, которые приезжали перед побегом мужа. Сильвия Константиновна достала драгоценности и некоторые из них заложила. Только за брошь в виде змейки, усыпанной бриллиантами, дали 5000 рублей. Всего же за драгоценности мадам выручила 25 тысяч. Агент передал, что деньги она собирала для поездки за границу, где скрывался ее муж. Но Хохловой отказали в заграничном паспорте, и она искала возможность приобрести подложный.

Однако вскоре Сильвия и Розенблат исчезли. После довольно долгих поисков полицейские нашли обоих в Житомире. Там на деньги Хохлова они свили любовное гнездышко. На их съемной квартире нашли более 30 предметов из серебра и золота.

Тем временем агент петербургских сыщиков узнал, что Хохлов через третьих лиц постоянно присылает жене весточки из-за границы. Там он кочевал с одного места на другое – был в Париже, потом переехал в Италию. В определенный день месяца он дает знать, где находится.

В один из дней агент узнал, что Хохлов появился в Лондоне. В Скотланд-Ярд немедленно направили телеграмму с просьбой задержать Назара Хохлова и описанием его "подвигов". Вскоре из Лондона пришло сообщение о том, что Хохлов задержан, содержится в тюрьме Брикстон под номером 10426 и можно высылать представителя, чтобы отконвоировать его в Россию. Для этого в Англию Петербургская сыскная полиция командировала чиновника для особых поручений коллежского асессора Мечислава Кунцевича. Для его поездки Александровское товарищество выдало 300 рублей.

Лондонские полицейские предъявили Кунцевичу протокол, в котором было указано, что во время задержания у Хохлова было два дорожных сундука, деньги - 28 английских фунтов - и золотые часы. Других ценностей у него не нашли, в английских банках он счетов не открывал.

12 декабря 1910 года Кунцевич доставил Хохлова в Саратов, и его был сразу же поместили в тюрьму. В тот же день следователь допросил Хохлова, но тот отрицал все обвинения. Более того, он нашел адрес в Карлсбаде, где отдыхал Бродский, и отправил ему телеграмму. В ней, в частности, было сказано:

"Не губите меня, окажите каплю милосердия, прикажите освободить. Никогда не скроюсь, разве только в могилу, только туда один мой путь".

Депеша осталась без ответа.

После этого Хохлов перестал запираться и рассказал все. Во время допросов он подробно описал всю схему, по которой присваивал большие суммы. Также он рассказал о своем бизнесе. Когда Хохлов понял, что его махинациям пришел конец, он пригласил родственников и попросил их помочь. Волкенштейну он отдал 150 тысяч рублей и попросил его отвезти деньги своей матери в город Чауст Могилевской губернии. Старушка спрятала деньги в железную шкатулку и зарыла ее в саду. Потом он дал инструкции жене, как спрятать ценности и, взяв 30 тысяч рублей, уехал в Петербург. Там он остановился у Розенблата и стал выправлять паспорт. В его ожидании кутил с проститутками, не стесняя себя в расходах. Получив долгожданный документ, отправился в Париж.

Вся эпопея Хохлова уместилась в шесть томов дела. Летом 1911 году он был отправлен на каторгу в Сибирь и следы его затерялись.

Подготовил Валерий Кузьмин

Ключевые слова (теги)

Комментарии пользователей

Хочу взять в рот... Cekc-Poisk.Ga

Хочу в попку... Cekc-Poisk.Ga

Хочу в попку... Cekc-Poisk.Ga

Хотите что-то сказать?

Колязина Лариса Викторовна
Колязина Лариса Викторовна

Министр социального развития Саратовской области

«Школа подготовила12 заслуженных мастеров спорта»
Колязина Лариса Викторовна
Колязина Лариса Викторовна

Министр социального развития Саратовской области

«В настоящий момент проходит первый этап акции»
Колязина Лариса Викторовна
Колязина Лариса Викторовна

Министр социального развития Саратовской области

«Государство потеряло рынок такси, а теперь хочет его вернуть»
Колязина Лариса Викторовна
Колязина Лариса Викторовна

Министр социального развития Саратовской области

«Обучение бесплатное»
Колязина Лариса Викторовна
Колязина Лариса Викторовна

Министр социального развития Саратовской области

«Бизнес-среда уверенно раскрывает свой потенциал»
Колязина Лариса Викторовна
Колязина Лариса Викторовна

Министр социального развития Саратовской области

«Рынок расставит всех по местам»
Колязина Лариса Викторовна
Колязина Лариса Викторовна

Министр социального развития Саратовской области

«Намечены планы совместной работы»
Колязина Лариса Викторовна
Колязина Лариса Викторовна

Министр социального развития Саратовской области

«Только в конкуренции рождается что-то передовое»
Колязина Лариса Викторовна
Колязина Лариса Викторовна

Министр социального развития Саратовской области

«Частные компании буквально захватили рынок»
Колязина Лариса Викторовна
Колязина Лариса Викторовна

Министр социального развития Саратовской области

«Закон должен быть хорошо проработан»
Колязина Лариса Викторовна
Колязина Лариса Викторовна

Министр социального развития Саратовской области

«По вопросам продажи билетов работают "горячие линии"»
Колязина Лариса Викторовна
Колязина Лариса Викторовна

Министр социального развития Саратовской области

«Заложена прочная база для дальнейшего развития региона»
Колязина Лариса Викторовна
Колязина Лариса Викторовна

Министр социального развития Саратовской области

«Облигации должны сопровождаться гарантиями»
Колязина Лариса Викторовна
Колязина Лариса Викторовна

Министр социального развития Саратовской области

«Мы работаем на регион»
Колязина Лариса Викторовна
Колязина Лариса Викторовна

Министр социального развития Саратовской области

«Законы должны быть четкими»

Опросы

Как вы планируете отмечать майские праздники?:
немецкая вечеринка в саратове
награждение учитель года 2017
годовщина победы Александра Невского
Парк "Липки" готов к сезону отдыха

Архив новостей